?

Log in

No account? Create an account
Дверь Храма Гроба Господня

Перов Василий Григорьевич
Христос в Гефсиманском саду. 1878
Холст, масло. 151,5x238 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва

Увеличить до 1000*643

Художник выбирает самый драматичный момент, концентрирующий в себе полное одиночество и глубочайшее погружение в молитву, в которой слились нераздельно жажда жизни и готовность принести себя в жертву. Наступит час, Христос встанет и пройдет свой путь до конца.

На заднем плане город где так недавно его встречали как Учителя и Спасителя. Впереди теперь только Крестный путь, о чем свидетельствует парящий над головой Спасителя терновый венец.

Серия картин на Евангельские сюжеты в конце его жизни не была характерна для всего периода творчества художника.  Они явились плодом мучительных исканий, особенно после знакомства с Ф.Достоевским. 
Но  и здесь он был не понят, и картины не имели успеха.

Начинал же молодой Перов с едкой сатиры, написав друг за другом несколько, шокировавших публику картин. Настроения, распространявшиеся в то время в России, не могли не отразиться на молодом художнике, Герцен с "Колоколом" будоражили в то время многие умы. В первых своих работах он беспощадно бичует неправду, в них он смеется, негодует, обличает, выносит приговор, и делает он это с такой дерзостью, какой не знала до него русская живопись.

Самой скандальной работой стала "Крёстный ход на Пасху", принесшую художнику большую известность и много неприятностей от цензуры.
Перова обвиняли в «безнравственности», было приказано снять картину с выставки, запретить воспроизводить в печати.
П. М. Третьякова, купившего картину, художник В. Г. Худяков даже предостерегал в письме: «...слухи носятся, что будто бы Вам от Св. Синода скоро сделают запрос, на каком основании Вы покупаете такие безнравственные картины и выставляете их публично... Перову вместо Италии как бы не попасть в Соловецкий».


В 1862 - «Чаепитие в Мытищах». Монах, остановившись в пути, предается отдыху за чашкой чая. Он не удостаивает своим вниманием молодого послушника, не смеющего сесть с ним за один стол и утоляющего жажду стоя, поодаль. Еще меньше трогает его горе и нищета инвалида войны, вынужденного просить милостыню. Он не только не хочет помочь слепцу, но остается совершенно равнодушен к тому, что хозяйка гонит нищих.

Шоком для публики явилась и «Монастырская трапеза» (1865),поминальная трапеза в монастыре «за счет благодетелей». На фоне отвратительного пиршества, резким контрастом расстилаются надписи по стенам: «Не судите, да не судимы будете...», «Да не смущается сердце ваше...» Как приговор тянется никем не замечаемая рука нищенки...

Для системы советского образования не оказалось более подходящей фигуры , прочно прилепив к художнику ярлык "критического реализма". Школьники всей страны десятки лет писали сочинения по картине "Тройка". Поздний период его творчества назван "неудачным"...

Если рассмотреть творчество художника, то видно, как быстро он вышел из юношеской роли обличителя нравов.

Одна за другой создаются потрясающие по трагизму картины, объединённые одной темой - обездоленности, брошенности, сиротства.(«Савояр», «Слепой музыкант», «Спящие дети»,«Проводы покойника», "Дети-сироты на кладбище",«Тройка» и др.).
Именно об этом периоде творчества художника высказался Стасов:
„Посмотришь единую секунду его картину, и русская история теснится тебе в душу".
 
1."Савояр" - бездомный малыш, спящий на одной из Парижских улочек, с единственно близким ему существом - обезьянкой
2."Проводы покойника"
3. "Дети-сироты на кладбище"

Григорович в своей речи, произнесенной над могилой Перова, сказал: «Припомним его картину „Похороны“. Перед нами сани с женщиной и детьми, видна только спина женщины. Как сделал художник, мы не знаем, — это тайна его высокого таланта, но, глядя на эту одну спину, сердце сжимается, хочется плакать…» 

В этих картинах  нет холодного обличение,  это не критика, а боль за свой народ, горячее желание привлечь к ним людское внимание, горячее сочувствие, крик  к людской совести.
 
Но светский Петербург не слышал, никто его не понимал. Художник жил бедно - картины свои продавал по дешевке, а преподавал почти задаром, чуть ли не за одно право пользоваться казенной квартирой.
Только после смерти художника о нём заговорили, как о "Гоголе и Достоевском в живописи».

Comments